Епархия Управляющий Храмы История Новости Карта сайта Поиск Фотоальбом Библиотека На главную
Бакинско-Прикаспийская ЕпархияАпостол ВарфоломейДевичья башня


Царь Есваген и Месроб Маштоц

Исследователь истории кавказских народов Услар П.К. не только категорически отрицал возможность перевода Священного Писания и бо-гослужения на албанский язык, но и само существование албанской письменности и писал: «Нет сомнения, что богослужение в горах никогда не совершалось ни на одном из туземных языков; посему смысл его всегда оставался непонятным для горцев»215. Однако время и многочисленные исследования и находки доказали, что это не так: собственное письмо было у албанцев еще до принятия христианства216.

В российской историографии традиционно создателем грузинского, армянского и албанского письма считается армянский ученый святой Месроб Маштоц. Но современные научные данные позволяют сделать вывод, что с помощью Маштоца албанское письмо было лишь реформировано.

Со времени проникновения христианства в Албанию до начала V века литургическими языками Албанской Церкви были сирийский и греческий.

В 406 году Месроб Маштоц вместе с армянским католикосом Саком Партевом (+ 439 г.) начали работу по созданию армянского алфавита и по переводу Священного Писания и богослужебных книг на армянский язык217. К 435 году эта совместная работа с привлечением, несомненно, других ученейших людей, была завершена.

Биограф Маштоца, армянский писатель V века Корюн, сообщает, что Месроб Маштоц, придя «в страну албанов, возобновил их алфавит, содействовал возрождению научных знаний и, оставив у них также наставников, вернулся в Армению»218.

В этой же рукописи Корюна, изданной в 1854 году, о деятельности Маштоца в Албании добавлено, что «во всех частях Армении, Грузии и стране албанов Месроб мужественно и неустанно обучал новым письменам в течение всей своей жизни, весною и зимою, днем и ночью».

Из этого сообщения армянского историка можно почерпнуть важнейшие данные, а именно указание на то, что в стране албанов Месроб Маштоц «возобновил их алфавит». Следовательно, в начале V века в Албании уже имелся какой-то свой старый алфавит, который Маштоц лишь «возобновил».

В «Псевдо-Корюне» имеются детали, заимствованные у Моисея Хоренского, который сообщает следующее. Месроб направляется в Албанию к царю Есвагену и к главе епископов Иеремии. «Они охотно принимают его учение и дают ему для обучения избранных мальчиков. И призвав к себе даровитого переводчика Вениамина, которого отпустил к нему юный Васак, владетель Сюнийский, через посредство епископа своего Ананию, Месроб при помощи их создал письмена говора гаргарского… Поручив надзор ученику своему Ионафану и назначив священников при царском дворе, сам Месроб возвращается в Армению»219.

Из этого же источника мы узнаем о некоторых подробностях прибытия Месроба в Албанию. До путешествия в Албанию к Маштоцу «случайно пришел некий священник, родом албанин, по имени Вениамин. И он [Маштоц], разузнав и обследовав чужеземный говор албанского языка, составил затем письмена по своему дарованному свыше мощному обыкновению… После того он, распростившись, отправился в Албанию и пришел в этот край. Прибыв в царскую резиденцию, он увиделся со святым епископом Албании, которого звали Иеремией, и с их царем, имя которого было Арсваг (Есваген – А.Н.), и со всеми азатами… [Маштоц], спрошенный ими, сообщил, ради чего он прибыл, и они совместно вдвоем, епископ и царь, согласились подчиниться введению письменности. Они же приказали обучить искусству письма многих детей из областей и районов страны, послать их группами в школы в подобающие и удобные места и назначить им «рочик» [довольствие] на пропитание»220.

Как явствует из текста, Маштоц прибыл в Албанию, уже ознакомившись с албанским языком и составив письмена. И хотя ни о каком возобновлении письмен здесь речи нет, но исходя из сообщений древних авторов Евтропия221, Оросия222, Юлия Капитолина223 и Елише224 можно заключить, что письменность в Албании ко времени деятельности Маштоца уже имелась.

Корюн также сообщает о проповеднической деятельности Маштоца в Албанской области Гохтане: «Взяв с собою вверившихся ему лиц, блаженный Маштоц направился и прибыл в беспризорные и беспорядочные и неисправимые места Гохтана… блаженный незамедлительно принялся за проповедь Евангелия и охватил весь район и вызволил всех жителей из-под влияния языческих преданий предков и дьявольского преклонения сатане, привел их к повиновению Христу»225. Эта проповедь по всей вероятности проходила еще до изобретения Маштоцем армянского письма, а следовательно до 406 года. Известно, что Маштоц посетил Гохтан и во второй раз, возвращаясь из Византии: «По своему обыкновению [Маштоц], принимаясь за свое учение… наполнил этот гавар благовестием Христова Евангелия. И поставил во всех селах гавара чин святых монахов»226.

Таким образом, сообразуясь с данными различных исторических источников можно сделать вывод, что письменность в Албании существовала задолго до V века. Между 415 и 420 годами из Армении в Албанию прибывает ученый священник Месроб Маштоц, который при содействии албанского царя Есвагена и главы Албанской Церкви епископа Иеремии, а также даровитого иерея Вениамина осуществляет реформу албанской письменности227. Деятельность Маштоца на территории Албании связана не только с реформой письма, но и с проповедью Евангелия в различных удаленных от центра областях, где еще господствуют языческие верования.

Несмотря на сообщения древних авторов об изобретении Маштоцем не только армянского, но и грузинского и албанского письма, некоторые историки (например: А.Г.Периханян) считают, что «создание новой письменности, обслуживающей тот или иной язык, нельзя свести к «буквотворчеству» - это большой и сложный процесс, включающий прежде всего выделение фонем данного языка и предполагающий тонкое знание как фонетики, так и строя языка. Маштоц же не знал ни грузинского, ни албанского языков, и сообщению Корюна о том, что он, Маштоц, там, на месте, собрал сведения о звуковом составе этих языков не следует придавать большого значения, так как собранные таким образом сведения никак нельзя считать адекватными для подобного предприятия»228.

С этим мнением нельзя не согласиться. На самом деле, ведь для того. Чтобы беседовать с Маштоцем албанский царь Есваген и архиепископ Иеремия вынуждены были пригласить из области Сюника искусного переводчика Вениамина. Следовательно, Маштоц не знал албанского языка, а Есваген, Иеремия и окружающие их албанцы – армянского. Мог бы Маштоц при таких условиях составить алфавит для албанского (гаргарского) языка по слуху, если иметь в виду, что этот язык, как ясно видно из сообщений Корюна и Моисея Хоренского, изобиловал смычно-гортанными, свистящими, шипящими и другими специфическими звуками, характерными для горско-кавказских языков, но совершенно чуждыми армянскому языку? Разумеется, нет. С такой задачей мог бы справиться только албанец, возможно – архиепископ Иеремия, который, по сообщению Корюна, перевел Священное Писание на местный албанский язык.

По всей вероятности, Маштоц, составитель армянского алфавита, человек с опытом в таком деле, в составлении албанского алфавита принял участие как консультант229.

Особый интерес представляет организация царем Есвагеном обучения албанских детей. По его приказу многие даровитые дети из различных районов страны были отправлены для обучения в школы с назначением для них пропитания и определенной стипендии. Именно в правление Есвагена в Албании стали переводиться с сирийского и греческого на албанский язык важнейшие библейские тексты: Книги Пророков, Деяния Апостолов, Евангелие230 . Языком новой письменности явился один из 26 племенных языков страны, принадлежащий многочисленной народности, понятный царскому двору и большинству паствы.

Предположение о том, что этим языком был древнеудинский231 , оспаривается232, в частности, на том основании, что алфавит был создан для богатого гортанными звуками языка гаргарейцев233; впрочем, возможно, что термин «гаргараци» употреблялся в армянских источниках в качестве пейоративного эпитета для обозначения автохтонного населения Албании234. Албанский алфавит, содержащий 52 буквы (9 – для гласных фонем и 43 – для согласных), был обнаружен в армянской рукописи из собрания Эчмиадзина (№ 11). Известно также несколько албанских эпиграфических памятников. Тем не менее эта письменность пока окончательно не расшифрована, хотя само существование албанской литературы не вызывает сомнения у исследователей235. Недавняя находка албанских текстов среди рукописей монастыря святой великомученицы Екатерины на Синае, возможно, позволит найти решение этой сложнейшей проблемы236.

Существование литургических памятников на албанском языке было подтверждено в 1996 году находкой в библиотеке237 монастыря святой Екатерины на Синае - более сотни страниц албанских текстов богослужебного назначения (Лекционарий) были обнаружены в грузино-албанском палимпсесте. Находка доказывает наличие в Албанской Церкви Священного Писания Ветхого и Нового Завета на родном языке. По мнению исследователей Лекционарий был составлен на рубеже IV – V веков.

   Вверх, к началу страницы

215Услар П.К. Начало христианства в Закавказье и на Кавказе // Кавказские горцы. Сборник сведений. Вып.2. Тифлис, 1869. с.17.
216Ибрагимов Г.Х. Рутульский язык. М., 1978. с.189-190.
217См. Православная Энциклопедия. М., 2001. Т.III, С.333.
218Корюн. Жизнеописание Месропа. Collection des historiens anciens et modernes de l`Armenie par V.Langlois, t.II, Paris, 1869. p. 10.
219Моисей Хоренский. История Армении. Перевод Эммина Н.О. М.,1893. кн.III, гл.54.
220Манданян Я.А. Месроп Маштоц и борьба армянского народа за культурную самобытность. Ереван, 1941. с.29.
221См. Евтропий. Краткая история Рима. Кн.VI, гл.14.
222См. Павел Оросий. История против язычников. Кн.VI, гл.4, 8.
223См. Юлий Капитолин. Два Валериана. П.7.
224См. Елише. О Вардане и Армянской войне. Критическое издание текста, выполненное Е.Тер-Минасяном. (перевод И.А.Орбели) Ереван, 1957. С.132.
225Корюн. Житие Маштоца. Ереван, 1962. с.87-88.
226Корюн. Житие Маштоца. Ереван, 1962. с.99.
227Корюн. Житие Маштоца. Ереван, 1981. с.116.
228Периханян А.Г. К вопросу о происхождении армянской письменности. Переднеазиатский сборник № 2. Изд-во "Наука", 1966. с.126-127.
229См. Гукасян В. О некоторых вопросах истории албанской письменности и литературы. Известия АН АзССР, № 2. Баку, 1968. с. 87-88.
230Корюн. Житие Маштоца. Ереван, 1981. с.212.
231См. Шанидзе А. Язык и письмо кавказских албанцев. Тбилиси, 1960. С.189.
232См. Мурадян П.М. История - память поколений: Проблемы истории Нагорного Карабаха. Ереван, 1990. С.53-60.
233Моисей Хоренский. История Армении. Перевод Эммина Н.О. М.,1893. кн.III, гл.54.
234См. Акопян А.А. Албания-Алуанк в греко-латинских и древнеармянских источниках. Ереван, 1982.
235См. Тревер К.В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М., Л., 1959. с.309; Шанидзе А. Язык и письмо кавказских албанцев. Тбилиси, 1960. С.160.
236См. Алексидзе З.Н. Памятник албанской письменности на Синае и его значение для кавказологии. Тбилиси, 1998.
237По числу и ценности рукописей библиотека монастыря святой Екатерины на Синае уступает только Ватикану. Из 3000 рукописей две трети написаны по-гречески. Остальные - на арабском, сирийском, грузинском, армянском, коптском, эфиопском и славянских языках. В коллекции есть также исторические документы с золотыми и свинцовыми печатями императоров, патриархов, епископов и турецких султанов.

<< Предыдущая страница | Содержание | Следующая страница >>

 


Бакинское епархиальное управление
AZ 1010, Азербайджанская Республика,
г.Баку, ул.Ш.Азизбекова, 205
тел.(+99412) 440-43-52
E-mail: baku@eparhia.ru
Яндекс.Метрика
| Епархия | Управляющий | Храмы | История | Библиотека | Новости епархии | Новости Патриархии | Межсоборное присутствие | Фотоальбом | Карта сайта | Полезные статьи