Епархия Управляющий Храмы История Новости Карта сайта Поиск Фотоальбом Библиотека На главную
Бакинско-Прикаспийская ЕпархияАпостол ВарфоломейДевичья башня


Албанские мученики за веру в V столетии

Албанский историк Моисей Каланкатуйский подробно описывая деятельность Месроба Маштоца, передает, что Маштоц, возвращаясь из Иерусалима со своими учениками, не доходя ещё до Армении, расположился в области Ути, в местечке Гис, именно там, где основал первую Церковь и принес Бескровную Жертву святой Елисей. Там, а также в соседних албанских областях Маштоц начал «возобновление» проповеди Евангелия:

«Он утвердил веру возобновлённой церкви и проповедование Евангелия распространил в стране Утиев, в Агвании, Лпинии, Каспии и в ущелье Чога. Разные народы, которых полоном привел Александр Македонский, и поселил у великой горы Кавказа – гаргаров, камичик, гефаласов, обратив в христианскую веру, он учил порядку Богопочитания, которое они давно знали и забыли»238.

По видимому, Маштоц долгое время провел в этом месте, тайно поддерживая живущих там христиан. Часть бывших с ним учеников Маштоц отправил благовествовать Евангелие в различных областях, а часть осталась для соблюдения святыни – частицы Креста Господня, которую Маштоц привез из Иерусалима и в особом ковчеге сокрыл в своей кельи рядом с храмом. В дальнейшем оставшиеся в Гисе ученики были преданы мученической смерти, а некий человек, видевший знамения на месте, где лежали тела святых, построил часовню и положил туда святые мощи, пообещав ежегодно совершать их память.

Далее Моисей Каланкатуйский рассказывает о судьбе тех учеников Маштоца, которые были отправлены им в различные области Албании.

«Ученики его в странах агванских, собранные внушением Святого Духа в одном месте для совещания, ревностно желали достигнуть добрых деяний» и с этой целью отправились в Иерусалим. Встретившись с Иерусалимским Патриархом пришельцы из Албании рассказали ему о проповеди Месроба в Албании и об обращении многих ко Христу. В Иерусалиме ученики Маштоца пробыли некоторое время, пользуясь радушным приемом. Там же к их группе, возможно для сопровождения, присоединились «три боголюбивых священника, из которых первый был Афанасий». Каланкатуйский передает, что албанцы уговаривали этих священников идти с ними в Албанию, «чтобы дать им епархиальные места в стране своей». Иерусалимский Патриарх проводил учеников Маштоца в дорогу на родину и дал им для нужд Албанской Церкви золотую и серебряную утварь, а также частицы мощей различных угодников Божиих.

Интересен и важен факт, что священники, которых приглашали албанцы пойти с собою, по благословению Патриарха отправились с ними в Албанию. Историк не сообщает подробностей, но из контекста можно сделать вывод, что так как приглашены были священники для того, чтобы занять епископские кафедры, то именно в таком достоинстве и были они отправлены из Иерусалима. Этот факт может служить свидетельством того, что еще в первой половине пятого столетия Албанская Церковь не прерывала своих связей с Церковью Иерусалимской.

Также важно сообщение автора о том, что христианин, положивший тела мучеников в построенную им часовню, дал обещание ежегодно совершать память их. Это указание свидетельствует о том, что в Албанской Церкви было распространено почитание дней памяти святых угодников Божиих.

О дальнейшей судьбе путников из Иерусалима историк сообщает, что, придя в Албанию, часть их расположилась в пещере на холме Звезды близ реки Тртуакан, а другая часть по другую сторону реки на опушке леса, называемого Члах. Приближалось время празднования Пасхи. Вооруженный отряд одного из северо-кавказских племен, совершавших набеги на Албанию, «достигнув в начале Пасхи области Арцахской», схватил христиан, скрывавшихся в лесу. Христиане были преданы мученической смерти239.

В это же время пострадала и святая мученица Такуги.

«Некоторая женщина, именем Такуги, из области утиев, из коренных дворян, из села Багратуниев, весьма знатная, примкнувшая к иерусалимцам. Полководец гуннов, увидев ее среди пленных, воспылал к ней преступной дьявольской страстью, ибо она была весьма красива. Желая взять ее себе в жены, он приказал отнестись к ней с почтением. [Гунны], окончив в этот день обычные набеги, привезли к [холму] награбленную во всей области добычу и пленников. Многих пленных убили…

В ту ночь великий полководец гуннов со всем своим войском остановился там [на Астлаблуре]. Вечером того дня военачальник Тобельского полка приказал привести к себе блаженную Такуги, чтобы утолить свое сладострастное желание. Она же, вооружившись силой Господней, отвергала его, не соглашалась, поносила и даже насмехалась над наглым варваром. «Не дай Бог мне, – говорила она, – отдать свое скромное целомудрие свиньям и псам – язычникам или от страха перед мучениями, испугавшись до смерти, обменять на суетную жизнь жизнь непреходящую». И подняла она руки к Богу со словами: «Господь Сил и Царь царей, не позорь меня, уповавшую на Тебя, сохрани меня чистой и непорочной в надвигающейся опасности. Как даровал Ты мне рождение из купели света и обновления, чем я познала Тебя, сделай же так, чтобы и теперь благодаря вере и святости я оставалась чистой от грехов. Яви мне свет истины Твоей в сердцах этих бесчувственных варваров, чтобы и они одного Тебя познали истинным Богом».

Когда беззаконники услышали это – среди них был переводчик, – пошли и рассказали об этом своему князю. Тогда насильник, разъяренный яростью подобно рассвирепевшему рычащему зверю хищному, повелел: «Если она не придет [добровольно] с почестями, то убейте ее жестокими пытками». Придя к ней, слуги стали принуждать ее исполнить желание князя. И когда им не удалось уговорить непреклонную Такуги, связали ей руки сзади, потащили за волосы, били по лицу терновником, истерзали все тело святой и отрубили мечом голову блаженной. Эта ее битва [с безза-конниками] была схожа с битвой святой мученицы Рипсимии, ибо, победив с помощью Божьей, великая Такуги также была увенчана неувядаемым венцом Христовым.

После этого, в ту самую ночь, когда князь иноплеменников пировал со своими воинами, в ту бессонную ночь, когда они прохаживались радостно, веселились и забавлялись, внезапно явилось им дивное знамение от Господа. Все они ясно увидели, как яркий свет пал на то место, где была замучена святая Такуги, а клочья ее платья разбросанные и разнесенные [ветром] по лесу, замерцали как звезды. И долго еще свет, явившийся в том месте подобно звездам, сиял над святыми мучениками. Множество людей увидело это, и с тех пор до наших дней место это было названо Астлаблуром (холмом Звезды – А.Н.). Увидев эти благовестные чудеса, князь был весьма изумлен и впал в сильное смятение. Он велел привести к себе священников Господа и, узнав от них стезю спасения, поверил в живого Бога. И приказал он собрать мощи святых, завернуть в чистое льняное полотно и захоронить с благословением на том холме. Затем они пожертвовали овец и коз и пышно отпраздновали праздник Господний, совершая память замученных ими святых»240.

Албанский историк повествует также о дальнейшей судьбе фовельского полководца Феофила, от рук которого претерпели мученическую смерть ученики Маштоца, иерусалимские священники и дева Такуги.

«Когда свет истины достиг сердца боголюбивого князя Феофила, он велел распустить пленных, сам же утром в день Пасхи со святыми священниками и многими другими верующими и Агистросским полком двинулся в путь. Прибыл он в область Ути и разбил свой лагерь на берегу Куры, близ гавани у моста Зомакатак. Между тем великий царь росмосоков со всем своим войском вернулся после набегов с многочисленными пленными и несметной добычей, переправился к тому времени через Куру с восточной стороны и разбил лагерь напротив, на другом берегу. Дьявольски исступленно он приказал принести жертву своим богам, как в дни празднеств в капищах. Увидев это, украшенный Христом Феофил и полк Агистросский в свою очередь согласно правилам христианской веры, с благословения святых священников, принесли жертвы Богу, а свои знамена украсили изображением креста. Тогда огорченный и раздраженный дэвами царь варваров, свирепый и беззаконный, велел позвать к себе святого полководца Феофила вместе с тридцатью другими мужами. И стал он го-ворить с ним сперва ласково, а потом разгневанно и сказал: «Был ты любим в нашем царстве и, побеждая доблестью своей, был весьма чтим мною, за что и предпочтен всем остальным и прославлен, имея начальство над третьей частью войска моего. Зачем же ты оставил благородных богов своего народа, которые дали нам победу в этих набегах? [Зачем] ты вос-стал со своими воинами против меня и теперь поклоняешься Богу, которого мы не знаем? За это, если ты не принесешь жертву нашим богам, то будешь казнен, а с тобой и твои воины».

Ответил исповедник Христа, храбрый полководец Феофил царю: «Мудрость человеческой жизни есть дитя добродетели. А добродетель с добрыми делами – мать богопочитания. И вот, если ради умножения славы, Христово рождество слилось с нашим существом, и мы благодаря свету познали Бога творцом небес и земли, Единосущную Святую Троицу, которая по благости своей пожелала освободить нас от вредного [поклонения] гнусным идолам, то неужто ты можешь запретить нам небесную благодать, или ты хочешь сравнить вашу мимолетную почесть с божественной почестью? Или ты думаешь устрашить нас своими угрозами, чтобы мы, оставив Бога, выбрали преходящую жизнь и служили немым идолам?» Тогда рассвирепел, зарычал царь и велел немедленно пытать до смерти святого полководца Феофила с его тридцатью сподвижниками и святыми священниками, которые мужественно перенесли эту битву на поприще подвижничества и добрым мученичеством своим приняли венец победите-ля. Так, святой исповедник Феофил вместе с сонмом священников и тридцатью воинами перенеслись в небесную обитель.

Увидев это, блаженные Моисей и Анеролог, сыновья святого полководца Феофила, Агистросский полк и остальные, обратившиеся [в христианство], бросились к своим коням, чтобы спастись бегством от беззаконника – царя, считая за лучшее быть преследуемым ради Христа, нежели жить нечестивой и преходящей жизнью. [Они] предпочли поругание ради Христа отцовским сокровищам. И двинулись они к югу и добрались до высокой вершины больших гор, которые окружали многие области страны.

Тогда по приказу безжалостного царя от войска гуннов отделились отряды воинов и погнались за беглецами. Догнав [и окружив] их на вершине горы, они старались всякими уговорами [вновь] склонить их к поклонению идолам и повиновению царю. Но убедить их им не удалось, и на том же месте они предали их мечу. Так закончили свой путь [земной] святой Моисей, с блаженным братом, вместе со всем христолюбивым Агистросским полком. Приняв от Христа венец мучеников, они засияли немеркнущим светом с севера, обретя бессмертную обитель со всеми святыми»241.

К.В.Тревер242 считает, что описанные историком события происходили в начале VI века, когда имело место большое нашествие северо-кавказских народов на страны Закавказья. Но так как в тексте упоминаются ученики Маштоца, то этот факт свидетельствует о том, что события происходят именно в первой половине V столетия, тем более, что источники практически умалчивают о том, что происходило в Албании в этот период.

Этнические термины «росмосоки» и «товелы», только в этом тексте встречающиеся, не могут быть должным образом истолкованы. Наиболее вероятным представляется, что речь идет о племенных наименованиях, и что данный набег был организован и возглавлен этими малоизвестными племенами, входившими, возможно, в разноязычный и разноплеменный албанский союз, а также что для данного похода эти народности объединились с гуннами (хонами).

Главы из «Истории Албан» Моисея Каланкатуйского, наполненные агиографическими данными, представляют большой интерес, так как они дают хотя и весьма общее, но тем не менее ясное представление о подвиге многих албанских христиан, которые предпочли смерть отказу от своей веры во Христа. Этот факт является самым верным свидетельством того, что Евангельское учение было албанами воспринято не поверхностно, а проникло в само существо жизни и убеждений этих людей. Из этого повествования мы узнаем о мученическом подвиге коренных албанцев: учеников Месроба Маштоца, увенчавшихся мученическим венцом в Гисе и в лесу Члах (в Арцахе), трех иереев из Иерусалима, одного из которых звали Афанасий, знатного происхождения девы Тагуки, полководца Феофила с тридцатью воинами и сонмом священников, князей Моисея и Анеролога вместе с Агистросским полком.

   Вверх, к началу страницы

238Моисей Каганкатваци. История агван. СПб., 1861. кн. I, гл. 27.
239См. Моисей Каганкатваци. История агван. СПб., 1861. кн. I, гл. 29.
240
Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.29.
241Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.30.
242См. Тревер К.В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М., Л., 1959. с.226.

<< Предыдущая страница | Содержание | Следующая страница >>


Бакинское епархиальное управление
AZ 1010, Азербайджанская Республика,
г.Баку, ул.Ш.Азизбекова, 205
тел.(+99412) 440-43-52
E-mail: baku@eparhia.ru
Яндекс.Метрика
| Епархия | Управляющий | Храмы | История | Библиотека | Новости епархии | Новости Патриархии | Межсоборное присутствие | Фотоальбом | Карта сайта | Полезные статьи