Епархия Управляющий Храмы История Новости Карта сайта Поиск Фотоальбом Библиотека На главную
Бакинско-Прикаспийская ЕпархияАпостол ВарфоломейДевичья башня


Вачаган III Благочестивый и Агуэнский Собор

В 463 году с уходом царя Ваче II для отшельнической жизни царская власть в Албании была упразднена. Страной стал управлять персидский наместник – марзбан. Марзбанский режим продержался в Албании в течение тридцати лет.

Неудачные войны персидского царя Пероза с эфталитами, карательные экспедиции против албан, усиление налогового гнета, ущемление наследственных привилегий нахараров, попытка искоренения христианской веры среди албан – все эти обстоятельства подготовили почву для нового восстания. Восстание Закавказских стран длилось до 484 года. Непрерывно сражаясь с восставшими албанами, армянами и иберами, персы в то же время понесли поражение от эфталитов. Пероз был убит, и в 484 году эфталиты ворвались в пределы Персии. Это заставило и без того обессиленные персидские войска удалиться из Закавказья. В Персии воцарился Сасанид Валарш (484-488). Тяжелая политическая и экономическая обстановка, сложившаяся в Персии, вынудила Валарша положить конец политике религиозного преследования, проводившейся его предшественниками, и заключить мир с народами Закавказья. После подписанного между Персией и Закавказскими странами так называемого Наварсакского мира в Албании была восстановлена царская власть250.

В 487 году албанским царем становится последний представитель Аршакидской ветви Вачаган III, являвшийся племянником царя Ваче II: «жители Албании, снова соединившись в одно царство, взяли из детей царских храброго, мудрого, рассудительного и высокого ростом Вачагана, сына Иездегерда, брата Ваче, царя албанского, возвели его на престол с помощью Валарша, царя Персидского»251.

Албанский историк справедливо замечает, что никому из албанских царей «не явилось и не было вручено такое сокрытое и Божественно сокровище, как последнему Вачагану, благочестивому царю Агвании»252.

По сообщению историков Вачаган до своего воцарения по принуждению персидского царя был вынужден принять религию магов. По своим убеждением Вачаган оставался христианином, «в тайне он постоянно бодрствовал в молитве, посте и исповедании Христа, доколе не посетил нас всемилостивейший Господь»253. Моисей Каланкатуйский сообщает, что после того, как до Албании дошел слух об указе персидского царя на религиозную свободу Вачаган объявил о том, что он христианин, а за свое мнимое отречение принес покаяние:

«Царь персидский Валаршак повелел, чтобы каждый твердо держался своей веры, по своей собственной воле, и чтобы никого насильно не обращали в мага. Услышав об этом, благочестивый и боголюбивый царь Вачаган с великой радостью и ликованием поспешил в церковь Божью, где неустанными молитвами и в слезах восславлял вечную и неизреченную Святую Троицу. И очень просил он епископов и иереев, монахов и всю братию духовную быть сострадательными и молиться с ним вместе, дабы помирить с собой всемилостивого Бога. Сам же предался посту и молитвам, щедро раздавал бедным милостыню, следуя примеру блаженного Петра»254.

Царствование Вачагана, прозванного Благочестивым, было ознаменовано политическим, культурным и религиозным возрождением в Албании. Первостепенной своей задачей царь Вачаган считал достижение религиозного единства в стране. Он направил все силы к тому, чтобы христианство стало всеобщей религией Албанского царства. Для осуществления этого намерения царь Вачаган начал ожесточенную и бескомпромиссную борьбу как с огнепоклонством, так и с различными языческими сетами.

«[Вачаган] установил строгие наказания и штрафы тем, кто строил капища или занимался колдовством, или поклонялся каким-нибудь скверным кумирам, кто не хранил в целости и незыблемости порядки христианские. А если колдуны и чародеи, и жрецы после неоднократного наставления все же продолжали те же гнусные дела, то, подвергая ужасным пыткам, избивая прутьями, на привязи, приводили их к царскому двору, и царь их тяжко наказывал. Таким образом, многих из колдунов, чародеев и жрецов он велел калечить или изгонять [из страны], или обращать в рабов, а еще многих поучал и, совершая христианское Крещение, обращал на путь познания Бога»255.

Дело не ограничивалось изданием царских указов, Вачаган путем специальных расследований находил различные секты и полностью их уничтожал. Одной из таких сект, последователи которой совершали человеческие жертвоприношения бесам, являлись «персторезы».

«[Затем] он взялся разыскать, обличить и расследовать дела злой секты персторезов и отравителей, ибо это были секты, губящие людей…

Царь хватал их и, [подвергая] страшным пыткам, истреблял в своей стране. Он искоренил в Алуанке и других вредных суеверов и разбойников, как это делает заботливый и трудолюбивый земледелец»256.

Царь Вачаган большое внимание уделил делу образования и воспитания детей. С этой целью им были открыты школы в различных областях страны. Сам царь любил посещать учащихся там детей и вопрошать о том, чему они были научены: «Вачаган повелел собирать детей колдунов, чародеев, жрецов, персторезов, отравителей и отдавать их в школы, обучать божественной вере, и жизни христианской, дабы утвердить их в исповедании Троицы, направлять по пути богопочитания их отцовский неверующий род. Многих же отроков он собрал в своем собственном селении Ростак, выделил им на пропитание и назначил над ними учителей, приказав обучить их и сделать знатоками христианских порядков.

И каждый раз, когда царь приезжал в свое селение совершать богослужение в память святых, он заходил и в школу, собирал вокруг себя детей колдунов и жрецов, и те окружали его большой толпой, кто с книгами, кто с пнакитами в руках. Тогда царь приказывал им громко читать хором, а сам слушал и, радуясь, гордился ими больше, чем человек, нашедший огромный клад»257.

Одной из своих задач царь Вачаган поставил поиски христианских реликвий и обретения с последующим прославлением мощей святых угодников Божьих.

Первыми были обретены частицы мощей праведного Захария и великомученика Пантелеимона, привезенные в Албанию еще епископом Григорисом. Так об этом повествует Моисей Каланкатуйский:

«А в Гаку, где находились мощи блаженных подвижников, замученных в Цри перед аргесским персом, – священника Цри и отрока – чилба, [обезглавленных, а затем перевезенных в Гаку], настоятелю этой церкви Иакову, ночью во сне явились муж в светлом образе, внушительный с виду, да еще отрок, также со светлым дивным ликом и говорят ему: «Пойди в Цри к правителю города Хочкорику, нахарару албанскому и расскажи о видении. Мы и ему явим это же видение. Мы, святые, находимся в той церкви, извлеките нас ты да он». Но иерей не придал значения этому видению. Тогда тот же сон повторился во второй, в третий раз, а тот все не обращал никакого внимания. И тогда, его одолел страшный недуг, и он был почти при смерти. И опять явились ему те же мужи ангелоподобные, со светлыми ликами и говорят иерею: «Знаешь ли ты, почему умираешь? И он отвечает: «Нет, владыки!» А те говорят: «Потому что ты упорствовал и не поехал в Цри к Хочкорику, чтобы извлечь наши мощи оттуда. Вот почему умираешь ты!» И иерей стал молить об исцелении дабы немедленно поехать и исполнить повеление. Тогда они, прикоснувшись к нему рукою и осенив его знамением креста, приявшего Животворца [Христа], тотчас же исцелили его. Исцелившись, тот поднялся и пошел в город Цри. Когда иерей нашел Хочкорика, правителя города, тот, ни о чем не расспрашивая, принял его как человека Божьего. И так как в видении иерею было сказано, что тот же сон приснится и Хочкорику, то он ничего не сказал ему. Когда они встали из-за ужина, [Иаков] вместе с другими двумя иереями, бывшими при правителе, пошел в церковь и заснул там. А Хочкорик уснул в своем монастыре с двумя юношами. Явились Хочкорику те же мужи с дивными ликами и говорят ему: «Встань, пойди в церковь, ведь святые – там. Извлеките их ты и иерей».

Проснувшись ото сна, он подумал: «Я рано, наверно, пришел в монастырь, оттого и видение». И тут же вновь заснул. И вновь повторилось видение. Тогда говорят ему: «Мы не о том говорим, что ты рано пришел, но о том, что наши мощи находятся в церкви той, пойди с иереем и извлеки их!» Вновь проснулся он, охваченный ужасом, и все же опять сладко заснул. Тогда в третий раз пришли те же мужи светозарные, с ярко светящимися ликами и говорят: «Встань и иди в церковь, там ты увидишь яркий свет, следи за тем светом, где соберется свет – там и находятся мощи наши». Тот же сон в это самое время приснился и иерею. И вышел иерей из церкви, чтобы пойти к Хочкорику, а между тем и Хочкорик шел к нему, чтобы рассказать о видении. Встретившись, они признались [что встали и идут в монастырь] по одной и той же причине и рассказали друг другу о видении. Затем иерей Иаков, нахарар по имени Хочкорик и другие два иерея, которые находились при правители, да еще двое юношей, осенив себя животворящим крестом, пошли к церкви. Вошли они в притвор церкви, где над дверьми было изображение креста. Здесь они опустились на колени, поклонились кресту, и когда подняли головы, увидели в церкви ослепительно яркий свет. Крайне изумленные, они пали ниц перед Святым Крестом и не могли поднять головы из-за новоявленного чудесного света. Они прочитали один псалом и попробовали встать, но не смогли. Прочитали второй псалом, но и на этот раз все еще не в силах были, подняться. И лишь тогда, когда прочитали третий – пришла помощь от всемогущего Бога. Будто пришел кто-то и поднял их всех. Ободренные милостью Всевышнего и осенив себя знамением Креста Господня, они пошли в церковь, наполненную ярким светом, и стали вести службу до самого утра. К рассвету весь этот свет стал собираться [снопом] на алтаре и, передвигаясь, сосредоточился на том месте, где находились всесвятые мощи блаженных мучеников Христовых. Затем свет начал тускнеть и, подобно лампаде, то вспыхивал, то угасал на том самом месте, где были святые мощи, до тех пор, пока они не заметили это место. Раскопав [землю], они нашли мощи блаженных. На куле, в котором находились мощи святых, была надпись: «Я, Григорис, привез мощи святых, блаженного Захарии – отца Иоанна и великого мученика Христова – Пантелеимона, принявшего мученичество в городе Никомидии. А я умер здесь». Взяли они мощи святых, омыли, затем помазали благоухающими маслами. Запечатал Хочкорик куль своим пер-стнем, сел на прекрасного коня, прибыл к царю Алуанка Вачагану Благочестивому и рассказал о явлении чуда.

И боголюбивый царь, возрадовавшись великим ликованием, пребывал в молитвах и благословлял великого Бога, возносил благодарение за дары великие. Немедленно собрав епископов, монахов, пустынников, он совершил великолепную службу в память святых, щедрой рукой стал раздавать милостыню нищим, а епископов и иереев одел в пышные одеяния. Придворного же своего иерея Манассию, мужа весьма преданного, с другими своими служителями он тотчас отправил за всесвятыми мощами мучеников. И когда подходили мощи святых, сам царь с царицей, вместе со многими служителями, со сверкающим Крестом Господним и ладаном и неисчислимой толпой народа с пышными цветами в руках, пешком вышли им навстречу и, воскуривая ладан, при посредничестве добродетельных мучеников Христа, духовными песнями благословляли и славословили Иисуса Христа – Бога истинного.

Затем [он велел] убрать разными царскими тканями раку святых и украсить ее золотом, серебром и драгоценными каменьями. Он велел также сделать деревянную складную скинию и обить ее ярко-красной ко-жей и белым полотном, а внутри приготовить покоище для святых и место для хранения всех книг заветов.

(…) А при царском дворе содержал многих иереев, дьяконов, чтецов и псалмопевцев, которые непрестанно, денно и нощно отправляли службу во имя святых»258.

Небесной наградой доселе бездетного царя за прославление святыни было дарование ему ребенка. По сообщению албанского историка царь в окружении многих иноков часто молился перед ковчегом с частицами святых мощей угодников Божьих о даровании ему сына. Молитва его была услышана. Своего сына в честь доблестного мученика Вачаган назвал Пантелеимоном.

Благочестивый царь почитал память и первого предстоятеля Албанской Церкви – мученика Григориса, замученного на Ватнеанском поле близ Каспийского побережья. Мощи его в свое время были перенесены и схоронены в Амарасе в церкви, построенной его святым дедом - Григорием Просветителем. Однако из опасения, что мощи могут осквернить, место погребения Григориса не было особо отмечено. С годами место это было позабыто в памяти людской.

«Посоветовался царь со своими придворными иереями, чтобы найти способ вновь обрести [мощи] – так страстно желаемое добро. Призвал царь к себе иерея церкви того селения и спросил: «Есть ли примета на какой-нибудь могиле близ церкви, или нет?» И тот ответил: «Много могил ныне вокруг церкви, ибо из-за огромных размеров церкви основанной Григорием Великим, и из-за набегов разбойников никто не мог достроить ее». И сказал царь: «Я приказываю рыть землю [у церкви]», но потом, впав в раздумье, сказал: «Быть может, из-за множества могил [мы сейчас] не найдем всесвятую могилу блаженного, и потому нам следует [пока] поститься и молиться и многими мольбами просить об этом всемилостивого Бога, памятуя о слове Господнем, что добрая просьба тотчас же исполняется щедрым Богом»259.

Посредством особых посланий царь собрал в своем царском селе Дютакан всех епископов Албанских, а также множество нахараров, священников и монашествующих. Сюда по просьбе Вачагана из Армении привезены были мощи святителя Григория Просветителя и святых мучениц Гаиании и Рипсимии. Перед этими святынями непрерывно совершались молебны. Царь со всеми собравшимися возложили на себя строгий пост. По прошествии нескольких дней придворному иерею Матфею в тонком сне во время утреннего богослужения в храме таинственный голос подсказал искать мощи святого Григориса у восточной стены храма. Также и аражанкскому диакону Иовелу (Иову) в видении явился святой Григорис и указал на то место, где сокрыты его мощи. Царь со всей многолюдной процессией двинулся в Амарас. По дороге он останавливался во всех храмах для совершения там богослужений. На протяжении пути как самому царю, так и многим из бывших с ним являлся некий святой муж в белых епископских одеяниях, под которыми укрыты были следы истязаний и побоев, - первомученик Албанской Церкви Григорис.

Моисей Каланкатуйский передает нам различные небезынтересные обстоятельства обретения мощей святого Григориса:

«На следующий день утром, перед заутреней, все вместе пришли они к чудесному кресту и разбили на том месте царский шатер, а шатер кругом завесили светлыми занавесами. Епископы с хорами своих учеников собрались за завесами. Архидьяконы держали в руках кресты, иереи – Евангелия, а другие служители с кадилами курили ладан. Со всех сторон было слышно, как все хором пели псалмы и славословили неизречимую Троицу. А добродетельный царь скинул мантию, взял в руки заступ и начал усердно копать, а царица, благодетельная и благоверная, подошла к яме и стала уносить землю в подоле своего платья. Тогда и епископы, и иереи, и нахарары, и жены их – все последовали ее примеру, и каждый из них принялся ревностно уносить землю из ямы. Но по ошибке царь начал копать в стороне, мощи же блаженного лежали восточнее.

Тогда глубокая печаль объяла царя и весь его лагерь. Некоторое время царь сидел огорченный, погруженный в великую заботу, затем ободренный истинной верой, сказал: «Безошибочны дела Спасителя всех. Даже двое, трое, собравшиеся во имя Его, немедленно находят желаемое благо (Матфей, 18, 19-20). Мольбу же столь огромного множества людей, собравшихся тут во имя Всесвятого, я знаю твердо, Он тем паче не оставит без внимания. Он не оставит нас с позором».

И велел царь принести и положить у вырытой ямы [мощи] святого Захарии, всесвятого Пантелеимона, великого и весьма прославленного Григория, вместе [с мощами] Рипсимии и Гаиании. Вдруг некий муж вскочил с места взял заступ и, оставив прежнюю яму, начал копать восточнее от нее и нашел всесвятую могилу блаженного. И царь, и все другие, кто был в шатре, ликовали радостно. Об обретении мощей святого известили собравшийся народ, и все огромное множество людей устремилось к мощам святого. И толпа растоптала бы завесы и шатер, но царь вышел навстречу и с трудом успокоил [народ]. А когда открыли могилу и показались мощи, распространилось необычайно сладостное благоухание, как от обильно курящегося ладана, и все на долгое время впали в забытье. Весьма изумился царь, а с ним и все кто был при нем. Все хором воздавали славу дарителю таких чудесных благ. Затем царь сел на землю у могилы святого, велел принести из драгоценной царской утвари корзину и, держа ее на коленах, с великим благоговением стал ждать. А иереи стали доставать мощи святого и класть их в корзину, которую держал царь. Рядом с мощами нашли также и две склянки, в одной из них была толика крови Захарии, а в другой – частица мощей святого Пантелеимона. Затем вынесли все это [из шатра], и весь народ до самого вечера поклонялся им. Запечатав [ларчик] царским перстнем, царь велел с великой осторожностью охранять его до утра. В могиле нашли также стеклянную чашу для питья святого Григориса. Взял ее, царь и возблагодарил Бога всемогущего за то добро, которое даровал Он ему.

На следующее утро царь велел разостлать на земле свою мантию и принести золотую малазму полную сладкого вина и омыть в ней мощи [Григориса], затем разложить их на разостланной мантии и сушить на солнце.

(…) Здесь царь велел дать от мощей каждому епископу, чтобы те раздавали их в своих епархиях, но большую часть мощей он оставил в Амарасе. Остальное же великой осторожностью, запечатав царским перстнем, он хранил у себя, и сам служил им. Он велел над могилой святого заложить основу часовни, быстро завершить постройку и назвать ее по имени святого Григориса. Затем царь с радостным ликованием сам лично, на ногах, вместе со всеми епископами отслужил всему собору, сливая свой сладкий голос с ревностным пением псалмопевцев, благословляющих Бога. После того он вышел из лагеря, и на третью ночь, лишь только начала заниматься утренняя заря четвертого дня, они совершили чудесное и животворящее таинство Господне.

И после того весь лагерь с сонмом святых двинулся [в путь] в прежнем порядке. Так благодетельный царь Вачаган получил духовное и сверхъестественное сокровище – залог непреходящего и неисповедимого добра, великие и славные дары, какими еще не был одарен никто из его предков, из предшествующих ему царей.

(…) Царь вместе со множеством людей, подобно успокоившемуся морю, шел пешком, спокойным и медленным шагом. От сладкогласных песнопений и светозарных лучей сверкающего убранства все кругом ликовало, так что даже ангелы пели вместе с ними. Земля, казалось, обратилась в небеса.

(…) Так они дошли до удельного села Дютакан, где и упокоили мощи, совершив торжественную службу в их память. При этом [царь] велел умастить мощи святых драгоценными и благовонными маслами»260.

Албанский царь Вачаган желал видеть свою страну христианской, Церковь сильной, а духовенство образованным. Эту же цель преследовал и созванный по инициативе царя Вачагана Поместный Собор Албанской Церкви, вошедший в историю с наименованием Алуэнского Собора.

Номинальным поводом для решения созвать собор послужили так называемые «разногласия» между клиром и мирянами. Моисей Каланкатуйский сообщает, что при Вачагане произошли несогласия между мирянами и епископами, священниками и хорепископами, азатами261 и рамиками262. «Тогда царь пожелал собрать собор – многочисленное собрание тринадцатого числа месяца Марери»263, т.е. мая. Собор проходил в летней резиденции царя – Алуэне, находящемся недалеко от Партава (Барды) в 487-488 году264. Историки не сохранили для нас никаких сведений о том, как проходил собор, а албанский историк лишь упоминает о его составе и излагает постановления в количестве двадцати одного.

Моисей Каланкатуйский перечисляет участников собора: Царь Албанский Вачаган и архиепископ Партавский Шупхалишо, епископ Капалакский Манассия и епископ Гашуа Иунан (Иоанн или Иона), хорепископы Еута Анания и Исаак, Фод, епископ Ути, иерей Каланкатуйка Иосиф, иерей Партава Матфей, иерей царского двора Фома, иерей Гигача Погос, хореепископ города Цри Шмавон, иерей Дарагоча Матфей, иерей Беда Абиказ, иерей Манушика Урбатайр, иереи Иовел, Парп, Мидэ, Иаков, люди вольные и родоначальники (старшины) Арцаха, старшина Каланкатуйка Бакур, и многие другие265. Из этого сообщения явствует, что помимо самого царя, по-видимому председательствующего на соборе, в соборных заседаниях принимали участие семь епископов, священнослужители и множество князей и народных старшин.

По мнению исследователей266 постановления Албанского (Алуэнского) Собора сыграли решающую роль в деле утверждения самостоятельности Албанской Церкви, которая противостояла бы ассимиляторской политике иноземных сил, а также в укреплении позиций Церкви, в уничтожении остатков языческих верований, в создании материальной базы клира, в укреплении его правовых и экономических привилегий.

Каноны Собора можно разделить на четыре группы267:

правила, касающиеся клириков, их взаимоотношений, прав и обязанностей;

правила, регулирующие отношения между духовенством и светской знатью;

правила, регламентирующие отношения между клириками и мирянами;

правила, имеющие чисто правовой характер.

Согласно постановлениям Собора церковная власть распределялась по церковно-административным единицам – епархиям. В Албании границы епархий совпадали с территориальными границами областей. Но не в каждой области были свои епархии. Так, например, в Арцахе было одиннадцать областей, а епископства имелись только в трех: Габанде, Мец-Когманке и Мец-Иранке. Порой же целая провинция (наханг) входила в одну епархию, как Баласакан (Пайтакаран), например.

Албанский историк приводит постановления Алуэнского Собора268:

1. Сельские иереи обязаны дважды в год ходить на поклон к епископу и по писаниям учиться у него духовным порядкам и, по обыкновению, полагается раз в год носить ему подарок.

2. При рукоположении в священники или дьяконы должны платить [епископу] священник четыре драма269, дьякон – два.

3. Человек из азатов или царской крови долю за свою душу должен давать своей рукой при жизни своей – лошадь с седлом и сбруей или то, что может. Если же он не даст при жизни, то после его смерти пусть дадут родственники.

4. Прихожане птул270 иерею [дают] в следующем порядке:

Туаник271 – четыре грива272 пшеницы, шесть гривов ячменя и шестнадцать паса273 калцу274 . Малоимущий же зерна пусть даст половину того, а вина – сколько может. Но у того, кто не имеет сада или пашни – не брать [ничего]. А если кто даст больше, тот делает добро душе своей. Как говорил Павел, кто щедро сеет, щедро и пожнет. Кто имеет овец, пусть даст одну овцу из каждого дома, три гзата275 шерсти и головку сыра, у кого есть лошади – одного жеребца, а у кого имеется скот – телка.

5. Каждый азат или шинакан276, или кто другой из мирян да не пропустит приношения в память усопших, а приносит в меру своих сил раз в год. Они не должны лишать усопших доли своих трудов. Если усопший имел лошадей, то из них одну, любую – отдать церкви, а если имел скот – то одного бычка, любого.

6. Если иерей монастыря или инок что-либо унесет из монастыря и если это обнаружится, следует осудить его и прогнать [из монастыря], а хостак277 его взять в церковь.

7. Если в [одном] монастыре много иереев, а народу [паствы] мало, и если у другого монастыря народу [паствы] много, а иереев мало, то следует взять [часть] народа оттуда, где их много и передать монастырю, где много иереев.

8. Христианина, если он поссорится и прольет кровь, привести к епископу и наказать согласно законам.

9. Иерей, который пасёт большое селение, не должен иметь еще другого. Если два агарака278 находятся близко друг к другу, пусть имеют одного иерея. Пусть иерей имеет такую паству, какую он сможет пасти.

10. Никто не смеет взять в жены родственницу в третьем колене или жену брата.

11. Того, кто бросает жену без причины и берет [другую] жену без венчания, или того, кто обращается к волхвам, а также убийцу и беззаконника, следует связать и привести к царскому двору и осудить на смерть через пытки.

12. Если где оплакивают [покойника], то хозяина дома и гусанов279 связать и привести к царскому двору и наказать. А домочадцы да не смеют причитать.

13. Тех, кто ест мертвечину, или ест мясо в сорокадневный пост, или трудится по воскресениям и не ходит в церковь, того да накажет иерей перед народом.

14. Тот, кто перед сорокадневным постом съест мясо в среду или пятницу, должен поститься целую неделю. А если кто придет к иерею и за-свидетельствует, что тот не постился, то староста села пусть возьмет у него одного вола и передаст иерею.

15. Если кто-либо из мирян обвинит иерея или дьякона в чем-либо и они признаются, что это [обвинение] справедливо, епископ возложит на них взыскание, и пусть они покаются в обители. Но если они не сознаются в истине, а другие докажут правду, и это подтвердится, тогда наказать их и прогнать из села, как это написано в канонах. Если же грехи не подтвердятся, то приказать иерею отслужить обедню, что и послужит клятвой [его невинности].

16. Если иерея обвинят его же товарищи или ученики, люди благочестивые, иерей должен стать перед алтарем, а обвинители – перед народом. [Если обвинения подтвердятся], вывести [иерея] из [судилища] и изгнать из села. Если же [выяснится], что его товарищи и ученики руководствовались местью, и народ знал, что прежде они были в ссоре с ним, то иерей пусть отслужит обедню, а народ пусть прогонит их [клеветников] с проклятиями. Но если они признаются в том, что оклеветали [иерея], то в таком случае на них возложить покаяние, а из монастыря не прогонять. А если после того, они нанесут какой-нибудь вред, судить их согласно канонам.

17. И еще: епископы и иереи жаловались царю на азатов, что они в одном селе две-три церкви превратили в монастыри. Азаты в свою очередь высказали царю [свои] соображения. И тогда царь, епископы и азаты согласились оставить уже превращенные [в монастырь] церкви, а полагающиеся [подати] птул и хас280 приносить в главную церковь.

18. Азаты пусть половину десятины отдают в главную церковь, а другую половину – в свою церковь.

19. По воскресениям господин и слуга пусть ходят молиться в главную церковь, и там совершают обедню. А анашхаргики281 за упокой души пусть отдают церкви.

20. Азаты не смеют изгнать иерея из своих владений или взять иерея самовольно, без [согласия] епископа. Епископ, в свою очередь, не должен снимать или назначать иерея без [согласия] азатов. А иерей, без [позволения] епископа не должен уходить, если даже ему грозит опасность со стороны азата или прихожан.

21. Если кто-либо из азатов захочет в своей церкви соорудить алтарь или принесет святые мощи для хранения, или отслужит литургию, он это должен делать с разрешения епископа, по мере своих возможностей. Тот, кто это сделает с согласия [епископа], да будет он благословен. А тот, кто это сделает без согласия [епископа], да будет он отстранен от церкви и пусть принесет епископу пеню по возможности. Лишь после того, как он принесет пеню установленную канонами, да получит он благословение.

Перечисление соборных правил историк завершает словами:

«Эти постановления приняли епископы, иереи и азаты в присутствии царя. Устами нашими – епископов, иереев и всей церкви да будут благословенны царь и царица с чадом своим, и остальные [миряне], присутствующие на этом соборе, да будут благословенны. К этому постановлению свои перстни приложили: советник царский Михр Гарик, хазарапет Мирхорик, родоначальники: Марут, Тиразд, Аспаракос, Шама, Бакур, Аратан, Аршес, Вардан Храбрый, владетель Гардмана Хурс, Германосан, Хоскен, старшина Пюрог и все [другие] старшины и азаты Албанские. И для пущего подтверждения грамоты к ней приложен и перстень Вачагана, царя Албанского»282.

Обращает на себя внимание перечень епископов в начале протокола соборных постановлений, печати которых к протоколу приложены не были; утвердили своими печатями соборные постановления представители светской знати.

Постановления собора касались несомненно тех вопросов, по поводу которых существовали разногласия между клиром и мирянами. Общий характер принятых решений дает основание полагать, что большинство вопросов было решено в пользу Албанской Церкви. Упорядочивались ежегодные приношения «плодов от народа иерею»; распределялась десятина, взимаемая азатами в пользу Церкви; судопроизводство по делам гражданским и уголовным возлагалось на епископа; запрещался языческий обычай оплакивать умерших; воспрещалась женитьба между родственниками; воспрещался развод без причины и взятие другой жены без венца (нарушение этого постановления каралось как убийство); без разрешения епископа воспрещалось азатам как приглашать к себе во владение иерея, так и изгонять его; населению вменялось в обязанность бывать на воскресных богослужениях в церкви283.

Царь Вачаган созывом Албанского Собора добился нескольких, поставленных им, целей. С одной стороны, собор этот способствовал утверждению самостоятельности Албанской Церкви, с другой – Вачаган с помощью соборных постановлений предпринял удачную попытку усилить государственную власть, обуздать своевольных феодалов (азатов), уравнять клир со светской знатью, урегулировать отношения податного сословия между знатью и духовенством, добиться религиозного единения всех сословий, что также было необходимо для сохранения политической независимости страны284.

Вачаган несомненно явился выдающимся правителем Албанского государства. Именно время его правления явилось самым благоприятным временем для развития христианства в Албании и расцвета Албанской Церкви. Имя его вошло в историю с наименованием Благочестивого.

Царь Вачаган правил до 510 года.

   Вверх, к началу страницы

250См. Мамедова Ф.Д. Политическая история и историческая география Кавказской Албании. Баку, 1986. С.192-193.
251Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.17.
252Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.15.
253Моисей Каганкатваци. История агван. С-Пб., 1861. кн.I, гл.16.
254Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.17.
255Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.17.
256Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.18.
257Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.18.
258Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.19.
259Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.20.
260Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.23.
261Азаты - низшее дворянское сословие. В источниках они всегда упоминаются после нахараров - крупных феодалов. Это свободные от податей вассалы крупных феодалов, самостоятельное сословие населения Албании. Слово азат заимствовано из пехл. azat, перс. azad.
262Рамики - низшее сословие, основной производящий слой народа. По Г. Гюбшману, слово это восходит к парф. ramok, которое соответствует новоперс. ram, rama, что следует переводить как низший социальный слой населения в смысле толпа, масса. Рамиками назывались вообще простолюдины - как шинаканы, так и городское население - ремесленники, т. е. все те, кто не принадлежал к сословиям азатов-дворянства или духовенства.
263См. Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.26.
264По мнению Геюшева Р.Б. Алуэнский собор мог проходить не ранее 493 года (с.39).
265См. Моисей Каланкатуйский. История страны Алуанк. (переводы Смбатяна Ш. и Патканова К.) кн.I, гл.26.
266См. Мамедова Ф.Д. Политическая история и историческая география Кавказской Албании. Баку, 1986. С.235.
267См. Мамедова Ф. "История албан" Моисея Каланкатуйского как источник по общественному строю раннесредневековой Албании. Баку, 1977. С.160-161.
268См. Мовсес Каланкатуаци. История страны Алуанк. (перевод Смбатяна Ш.В.) Ереван, 1984. кн.I, гл.26.
269Драм - денежная единица, пехл. dram, перс. direm, заимствован из греческого. Мера веса в древней Греции = 3,4 грамма. Согласно Анании Ширакаци, драм-четвертая часть сатера, или 1/80 часть литра.
270Птул - десятина из земледельческих продуктов - плоды и злаки, а хас - налог из продуктов животноводства и жертв, приносимых Богу. "И возьми грудь от овна вручения, который для Аарона, и принеси ее, потрясая пред лицем Господним; и это будет твоя доля. И освяти грудь приношения, которая потрясаема была, и плечо возношения, которое было возносимо, от овна вручения, который для Аарона и для сынов его" (Исход, 29,26,27).
271Туаник - по Н.Адонцу, зажиточный крестьянин, заимствован из пехл. tuanik, перс. tuvana - сильный, мощный.
272Грив - мера сыпучих. Согласно подсчетам, грив равен 9,726 граммам.
273Пас - мера жидкостей. 1 пас равен 10 ксестам, а 1 ксест равен 532 г. Следовательно, 1 пас ра-вен приблизительно 5,5 литра
274Калцу - виноградное вино.
275Гзат - вообще шерсть, мех, от сирийского gezzeda. Из данного контекста следует, что гзат означал определенное количество шерсти, вес которого не установлен.
276Шинаканы - основное крестьянское население средневековой Албании, платящее феодалам подати, от которых были свободны привилегированные феодальные сословия - азаты и духо-венство.
277Есть сомнение на счет этого слова. В переводе Патканова К. стоит: "…сына его взять в церковь".
278Агарак - деревня.
279Гусан - народный певец, сказитель. Гусаны в Албании, переходя из одного района в другой, под аккомпанемент различных музыкальных инструментов пересказывали легенды и предания, песни и поэмы, иногда и свои собственные произведения.
280Птул - десятина из земледельческих продуктов - плоды и злаки, а хас - налог из продуктов животноводства и жертв, приносимых Богу.
281Анашхаргик - здесь означает пришелец, чужестранец, то есть поселившийся где-либо, пришелец из других мест. Слово это засвидетельствовано и у других авторов - Агафангела и Елишэ. Разгневанный отказом святого Григория преподнести венок из цветов языческой богине Анхитцарь Тиридат говорит ему: "Ты муж чужестранец и анашхаргик, пришел, примкнул к нам..." (см. Агафангел, § 50).
282См. Моисей Каланкатуйский. История страны Алуанк. (переводы Смбатяна Ш. и Патканова К.) кн.I, гл.26.
283См. Тревер К.В. Очерки по истории и культуре Кавказской Албании. М., Л., 1959. с.296.
284См. Мамедова Ф.Д. Политическая история и историческая география Кавказской Албании. Баку, 1986. С.194.

<< Предыдущая страница | Содержание | Следующая страница >>

 


Бакинское епархиальное управление
AZ 1010, Азербайджанская Республика,
г.Баку, ул.Ш.Азизбекова, 205
тел.(+99412) 440-43-52
E-mail: baku@eparhia.ru
Яндекс.Метрика
| Епархия | Управляющий | Храмы | История | Библиотека | Новости епархии | Новости Патриархии | Межсоборное присутствие | Фотоальбом | Карта сайта | Полезные статьи